Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Популярная молодая певица Елка рассказала в интервью о своих планах на будущее и о том какую жизнь она ведет. Что же привело Елку к успеху?

Елка живет полной жизнью
Елка.

НЕ БУДЕТ ЛИ СМУЩАТЬ ПСЕВДОНИМ «ЕЛКА» ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ?

— Мое имя до такой степени ко мне прилипло, что и в 65 никого не смутит. Пятилетних детей, которые ходят на мои концерты, ни капли не удивляет, что тетю зовут Ёлка. Хотя я, узнав, скажем, много лет назад о том, что появилась певица с таким именем, подумала бы: «Какой бред!» Но пока мне комфортно с этим псевдонимом. Если вдруг захочу его сменить, сумею сделать так, чтобы мой слушатель меня не потерял. В конце концов Принc, например, уже раз 17 имя менял и ничего страшного - продолжает работать.

О ГЛОБАЛЬНОЙ СМЕНЕ ИМИДЖА

— Наверняка со стороны кажется, что был некий переломный момент. Может быть, даже в прямом смысле переломный: подошел ко мне злой продюсер, ударил палкой по спине и сказал: «Так, девочка, дальше не пойдет!» — и заставил переодеться. На самом деле люди, которые меня знают, прекрасно понимают, что это невозможно. Мне самой захотелось перемен. Причем не только внешних. Потому что человек, развиваясь, взрослея, начинает по-другому выглядеть. Но это совершенно не значит, что та, прежняя лысая девочка, куда-то пропала. Нет. Больше всего на свете мне нравится меняться. Сначала я в джинсах, а потом — бац! — и кардинально, до неузнаваемости, другая: платья, замысловатые прически. Некоторые возмущаются: «Как ты можешь, это так не похоже на тебя!» Нет, чуваки, это я. Злая, агрессивная, сутулая, кричащая. И в то же время улыбающаяся, радующаяся жизни, любящая все вокруг. Все это тоже я.
Мне очень повезло с продюсерами — Лианой Меладзе и Аленой Михайловой. Они меня поняли и приняли такой, какая я есть. Им и в голову не придет диктовать, какое платье надеть. Сама, признаюсь, иногда прибегаю к помощи профессионалов, особенно когда надо появиться на большом мероприятии. Например, к предстоящей летом «Премии Муз-ТВ 2013. Перезагрузка» мне уже шьет платье моя волшебная подруга-дизайнер Лиля Литковская. Хотя прекрасно понимаю, что если одеваюсь сама — не застрахована от возможных ляпов в одежде, как и никто другой. Но в повседневной жизни умело сочетаю черное с черным, люблю немнущиеся, немаркие ткани, да и кеды никуда из гардероба не делись.

МОГЛО ЛИ НЕ СЛУЧИТЬСЯ ЕЕ «ЗВЕЗДНОЙ» ПЕСНИ «ПРОВАНС»?

— Как и любой другой песни. Неправильно ставить так вопрос. Это называется «эффект бабочки». Предпочитаю не гадать о том, что было бы, а благодарю мироздание, что хватило интуиции, фарта, даже авантюризма, с которым у меня обычно проблемы, чтобы рискнуть и спеть «Прованс». У меня тогда было странное состояние: до этого мне три альбома подряд писал один человек — бывший продюсер Влад Валов. А потом наше с ним сотрудничество закончилось и я находилась в поиске своего автора, своей песни, своего пути. Тогда не совсем отчетливо осознавала, что именно мне нужно. Когда первый раз послушала «Прованс», удивилась и не поняла сразу своего отношения к этой песне. Потому что все, что я пела до этого, разительно отличалось от «Прованса». Затем поймала себя на том, что хожу и напеваю эту мелодию. И решила: ну пусть у меня будет своя по-хорошему попсовая песня — так я ее называю. Никогда не думала о ней как о потенциальном хите, наоборот, сильно рисковала, решив ее записать. И, кстати, выстрелил «Прованс» далеко не сразу — на радио его долго не брали. У меня тогда было много работы и просто некогда было оглянуться. А когда в какой-то момент остановилась — поняла, что происходит… и пошла дальше! И до сих пор я крайне редко размышляю о масштабах и рейтингах, потому что это значит: ты слишком много о себе думаешь. А думать надо о других вещах.

О «СВОЕЙ» ПЕСНЕ

— Пока еще моя песня мне в голову не пришла. Я ее ищу. Нет, понятно, можно напрячься и выдать что-то вроде: «Я иду по лужам, и ты мне не нужен, и я плачу, и дождь плачет со мной». Таких песен могу сочинять по три альбома за вечер. А если помогут подруги, будет семь альбомов мощных хитов. У нас уже есть любимая: «Вокзал-вокзал, ты мне все сказал — и унес от меня половинку меня». Хореографию соответствующую под это дело присобачить — эдак красиво рукой около лица провести — и готово! Но это опять-таки не моя история. Мне пока гораздо интереснее работать с разными авторами, которые появляются совершенно непредсказуемо. Можно просто написать моему менеджменту письмо и прислать песню — такое бывает достаточно часто. Понимаю, что иногда важно познакомиться с автором поближе. Посидеть, поболтать, может быть, я дам ему интервью, может, обменяемся бесконечными эсэмэсками — чтобы он поймал направление мысли. Вот из этого, я уверена, получатся гораздо более интересные вещи, чем мои собственные песни про дождь и вокзал.

ОСТАЕТСЯ ЛИ У НЕЕ ВРЕМЯ НА СЕБЯ?

— По сравнению с другими у меня куча свободного времени. Однажды четко уяснила, что всех концертов не споешь и всех денег не заработаешь. Поэтому у меня достаточно свободного времени — я намеренно составляю себе такой график, чтобы успевать жить. Бывают, конечно, периоды (например, как сейчас — во время подготовки к концерту), когда мы говорим друг другу: «Так, про выходные забываем» — и с головой уходим в работу. Но в остальное время предпочитаю наслаждаться тем, что со мной происходит. Не собираюсь, выходя на сцену, недолюбливать тех, для кого пою, фальшиво улыбаться и изображать огромную радость. Не хочу вдруг остановиться в 50 лет и понять, что жизнь прошла мимо. Хочу скучать по своей работе, кайфовать от каждого выхода на сцену. А еще жить, ходить в кафе, встречаться с друзьями, смотреть кино, путешествовать по миру, выбирать в магазине платье и получать от всего этого огромное удовольствие.

ПОЗВОЛЯЕТ ЛИ СЕБЕ БЫТОВЫЕ КАПРИЗЫ?

— Я разное повидала и, скажу честно, не стала бы возвращаться в некоторые отели, где когда-то проживала. Точно не хочу жить в холодной гостинице. Также не мечтаю остановиться в отеле, где идет ремонт, потому что это напрягает. Дырку в полу вместо нормальной душевой кабины тоже не приветствую. В остальном отношусь к быту довольно-таки спокойно, семикомнатные хоромы необязательны — мне всего лишь нужно теплое, тихое, уютное помещение, потому что ощущение «я в домике» ценю больше всего. Но у меня прекрасный директор, с которым могу не думать о том, будет ли мне уютно в гостинице. Он сам решает эти проблемы, за что ему, конечно, огромное спасибо. Бывают, естественно, форс-мажоры, но к ним стараюсь относиться максимально спокойно. Слава богу, со мной работает чудесный коллектив. Если, скажем, нам на восемь часов задержат рейс и мы будем заперты в аэропорту — найдем чем заняться. Устроим танцы в бахилах, будем хохотать и отвратительно себя вести все это время. Тетеньки будут на нас фыркать, но мы не заскучаем.

НАЙДЕТ ЛИ ВРЕМЯ ДЛЯ РЕБЕНКА, ЕСЛИ РЕШИТСЯ РОДИТЬ?

— Здесь, как всегда, вопрос в правильно расставленных приоритетах. Примеров того, как артисты становятся хорошими родителями, немало. Сейчас мне безумно интересно все, что со мной происходит, меня это забавляет, вселяет азарт. Но как только пойму, что настало время «Ч» и что я — мама, у меня во главе угла будет семья. Уверена, найду время на все — и на детей, и на домашних животных. Потому что у детей должны быть домашние животные — именно так они учатся ответственности. Помню, в моем детстве дома всегда были кошки, но едва выдавалась свободная минута, мы с бабушкой шли гулять в парк, чтобы покормить бездомных собак. Собственно, семья и сейчас в приоритете, но, к сожалению, не могу ездить домой так часто, как хотелось бы: в Ужгород нет прямых рейсов, и, если я, скажем, захочу сорваться к маме на два выходных дня, как раз их на дорогу и потрачу.